Про "Солидарность" и Валенсу

Автор: Редакция от 3-02-2015, 03:08

Про "Солидарность" и Валенсу"Активизация деятельности Всероссийской Конфедерации Труда (ВКТ) вызвала неподдельный интерес..."

«Активизация деятельности Всероссийской Конфедерации Труда (ВКТ) вызвала неподдельный интерес к сотрудничеству с Конфедерацией со стороны целого ряда национальных профцентров. Это Американская федерация труда – Конгресс производственных профсоюзов (АФТ–КПП), это Немецкое объединение профсоюзов, Британский конгресс тред-юнионов и его крупнейшие субъекты, финские профцентры, польская «Солидарность» (из интервью с президентом ВКТ Борисом Кравченко. рабкор.ru)



“Солидарность” или “независимый” профсоюз на американские деньги

[А.Арсеенко]


14 августа 1980 г. на Гданьской судоверфи, носившей в то время имя великого Ленина, началась забастовка, которую возглавил, в интерпретации иностранной печати, “великий электрик ХХ века” Лех Валенса. Волнения судостроителей в Гданьске послужили одной из главных причин раскола польского профсоюзного движения и последовавшего за этим создания “независимого” профобъединения “Солидарность”, сыгравшего роковую роль в истории Польской Народной Республики. Действуя в основном под руководством лидеров польской контрреволюционной группировки КОС-КОР и опираясь на активную помощь мирового империализма и Ватикана, “Солидарность” с первых дней своего учреждения стала Троянским конем Запада в рабочем движении и взяла курс на подрыв “социализма изнутри”. В реализации этой цели ей всячески помогала крайне реакционная верхушка Американской федерации труда – Конгресса производственных профсоюзов (АФТ-КПП).

Ко дню выхода в свет этого номера “РК” в Польше завершатся мероприятия, посвященные 25-летию “Солидарности”. В их рамках 29-30 августа в Варшаве и 31 августа в Гданьске пройдет международная конференция “От “Солидарности” к свободе”. Докладчиками на пленарной сессии выступят экс-президент Польши, бывший шеф “Солидарности” Л.Валенса и нынешний президент Польши А. Квасьневский. Среди гостей трехдневного форума значатся бывший президент США Дж.Буш-ст., М.Олбрайт, З.Бжезинский, В.Гавел, ожидается приезд президентов Украины и Грузии В.Ющенко и М.Саакашвили. Но вряд ли кто-либо из этих высоких хозяев и гостей вспомнит о том, что своим рождением, выживанием в условиях подполья и возобновлением контрреволюционной борьбы, приведшей к краху ПНР, “Солидарность” обязана АФТ-КПП и спецслужбам США. О том, как это делалось, и пойдет речь в нашей статье.


Лейн Керкленд – крестный отец “Солидарности”


Ко времени развития антисоциалистических процессов в ПНР в штаб-квартире АФТ-КПП произошла смена караула. На смену патологическому антикоммунисту, президенту АФТ-КПП Джорджу Мини, вышедшему в отставку осенью 1979 г., пришел его верный ученик Лейн Керкленд. В послевоенный период репутация и первого, и второго профбосса была изрядно подмочена тесным сотрудничеством с ЦРУ, на деньги которого эта спарка вела подрывную работу в международном профсоюзном движении. Идеологическая обработка профсоюзных масс в духе реформизма и антикоммунизма осуществлялась тандемом Мини-Керкленд через специально созданные профсоюзные структуры.

С этой целью клика Мини учредила Американский институт развития свободных профсоюзов (АИРСП) в 1962 г., Афро-американский профсоюзный центр в 1965 г. и Азиатско-американский институт свободных профсоюзов в 1968 г. Ведущее место в этой триаде принадлежит АИРСП, который усердствует на ниве подготовки руководящих профсоюзных кадров для стран Латинской Америки. За время своей деятельности АИРСП подготовил примерно 500 тыс. профработников для национальных организаций латиноамериканских стран. В 1987 г. бюджет АИРСП приблизился к 15 млн. долл. США и на 90% формировался из правительственных источников. Такой же работой на тех же условиях занимаются его двойники в Африке и в Азии.

Керкленду не понадобилось много времени для освоения международной проблематики в деятельности АФТ-КПП после занятия высшей должности в профсоюзных коридорах власти. Придя в Дом труда после службы в Министерстве военно-морского флота США (по некоторым сведениям – в разведке) в 1948 г, он прошагал по многим ступенькам в нем и добрался до поста исполнительного помощника президента АФТ-КПП в 1961 г. и секретаря-казначея АФТ-КПП в 1969 г. В течение всей своей карьеры он был правой рукой Мини в поддержке агрессивных устремлений американской империи и пользовался репутацией отъявленного ястреба в годы войны и мира.

В 1970-е гг. Керкленд выступал против улучшения советско-американских отношений и сокращения гонки вооружений, приветствовал активизацию антисоветского курса США и источал восторги по поводу “гибели разрядки”. С такой же радостью встретил он позже появление на профсоюзном горизонте в ПНР “великого электрика” Валенсы, который понравился американскому профбоссу своей фанатической одержимостью в борьбе с коммунизмом. И хотя Валенса на первых порах не особенно афишировал свои конечные цели и рядился в тогу защитника прав и интересов рабочих, Керкленд сразу увидел в нем “родственную душу”. Как говорят в народе, рыбак рыбака видит издалека.

В этой связи директор исследовательского отдела печально известного Дома Свободы А.Паддингтон на страницах своей книги “Лейн Керкленд: воитель американского труда”, недавно вышедшей в свет, отмечает: “Керкленда заинтриговал набор специфических черт Леха Валенсы. Электрик, уволенный с работы за профсоюзную активность на Ленинской судоверфи, Валенса казался воплощением харизматического героя – выходца из рабочего класса, человека с незначительным формальным образованием и лишенным сильных идеологических пристрастий”. Именно с таким “идеальным” материалом привыкли иметь дело диверсанты из АФТ-КПП в подрывной деятельности за рубежом.

Керкленд внимательно отслеживал первые шаги “Солидарности”, начиная с выдвижения ею 21 требования для переговоров с правительством, которые охватывали широкий круг проблем – от права на создание независимых профсоюзов до трансляции по каналам государственного ТВ воскресных церковных служб. Все это вписывалось в американскую кампанию защиты прав человека, ставшую вскоре пропагандистским прикрытием демонтажа социализма в ПНР и других странах Восточной Европы. Не прошло и недели после начала забастовки в Гданьске, как Керкленд принял решение об оказании помощи “польским рабочим”. Конечно, не всем, а только тем, которые бросили вызов старым профсоюзам и примкнули к “Солидарности”.

Если верить приведенной выше биографии профбосса АФТ-КПП, первые шаги Керкленда в этом направлении не встретили понимания в вашингтонских коридорах власти в период завершения правления администрации Дж.Картера. Якобы дипломаты не были готовы к нарушению статус-кво в Восточной Европе, политики не хотели лишних осложнений в отношениях с Кремлем, и те, и другие боялись, что западное вмешательство в польские дела может быть использовано Москвой в качестве предлога для решения кризиса в ПНР военным путем. Но эти аргументы не стали сдерживающим фактором в продвижении антисоциалистических замыслов реакционных верховодов АФТ-КПП, возглавляемых главным “воителем американского труда” Керклендом.

Последний сразу интуитивно почувствовал, что издерганный безудержным ростом цен, длинными очередями, острым дефицитом и бездушным отношением к его проблемам партийной и профсоюзной бюрократии, польский рабочий может стать его союзником в борьбе с “коммунистическим режимом”. В отличие от трусливого, фрагментированного и атомизированного диссидентского протеста рабочее движение, по мнению Керкланда, при известной степени “промывания мозгов” могло превратиться в мощную силу, способную, вопреки своим интересам, сокрушить социализм. Нельзя же, подобно диссидентам, не раз подчеркивал профбосс АФТ-КПП, выдворить из страны или посадить за тюремные решетки весь рабочий класс.

Исходя из этих соображений, Керкленд, участвуя в телепередаче “Встреча с прессой”, 31 августа 1980 г., т.е. спустя пару недель после начала рабочих волнений в Гданьске, не только поддержал все требования “Солидарности”, но и пригрозил правительству ПНР массированной блокадой польских товаров в американских и иных портах, если они не будут удовлетворены. И там же объявил о решении АФТ-КПП предоставить денежную и иную помощь “Солидарности”, ибо в развитии событий в Польше он раньше других, как отмечает А.Паддингтон, увидел “потенциал побуждения к длительной и трудной борьбе за освобождение восточноевропейцев из советской утробы”. С тех пор Керкленд стал крестным отцом “Солидарности” и американские деньги из сейфов Дома труда щедрым потоком потекли в Польшу якобы на “рабочее дело”.

Кто и как оплачивал потребности “Солидарности”

Несмотря на то, что Керкленд и Валенса впервые встретились друг с другом только в 1989 г., все эти годы их связывала если не тесная дружба, то “общее дело”, на которое реакция США не жалела средств. Профбосс “Солидарности” проигнорировал советы властей ПНР не связываться с АФТ-КПП как “инструментом ЦРУ”. В свою очередь, Керкленд в ответ на это в декабре 1980 г. заявил: “Наша политика будет ориентирована на потребности “Солидарности”. В стане Картера, ведущего двойную игру с СССР и ПНР, он заручился поддержкой его советника по вопросам национальной безопасности Збига Бжезинского, который разделял его взгляды на необходимость как оказания материальной помощи “Солидарности”, так и введения морского, воздушного и железнодорожного бойкота экспортных товаров СССР и ПНР в случае “советского вмешательства в польские дела”.

К середине января 1981 г., когда в ПНР развернулась подготовка к первому Всепольскому съезду “Солидарности”, на котором Валенса в сентябре 1981 г. был избран главой первого “независимого” профсоюза в ПНР, АФТ-КПП собрала первые 160 тыс. долл. на его “нужды”. По данным профсоюзной печати США, эти деньги представляли собой взносы индивидуальных жертвователей, сборы у заводских проходных и поступления от продажи маек и другого ширпотреба с символикой “Солидарности”. В кампанию по сбору средств в помощь “голодающим” польским судостроителям, шахтерам, текстильщикам и т.д. включились профсоюзы ФРГ, Франции, Японии и других стран. Но большая часть этих денег, по признанию западной прессы, пошла на приобретение печатного оборудования и средств связи либо осела в карманах лидеров борьбы за “рабочее дело”.

Тем не менее, разрекламированная кампания поддержки якобы польского рабочего класса принесла Керкленду славу самого стойкого поборника “Солидарности” в “свободном мире”. И когда польские власти запретили ему въезд в ПНР в качестве гостя съезда “Солидарности”, один из его делегатов с самой высокой профсоюзной трибуны заявил: “Мы считаем, что если коммунисты запретили Лейну Керкленду посетить наш конгресс, он должен быть нашим лучшим другом”. Делегаты съезда, к тому времени изрядно оболваненные в антикоммунистическом духе с помощью купленных на американские деньги печатных станков, встретили это заявление бурными аплодисментами.

Политические акции Лейна еще больше пошли вверх после введения правительством ПНР 13 декабря 1981 г. военного положения в стране в ответ на стачечный терроризм “Солидарности”, который привел к резкому сокращению производства и дезорганизации внутреннего рынка на фоне возрастающих, зачастую необоснованных и нереальных экономических требований “независимого” профсоюза. Керкленд тут же заявил: “Борьба “Солидарности” – это наша борьба, и мы не позволим поставить ее на колени”. Это заявление не осталось незамеченным в Белом доме, куда вскоре перебрался новый президент США Р.Рейган, посвятивший всю свою жизнь борьбе с коммунизмом.

15 декабря 1981 г. “воитель американского труда” Керкленд был приглашен на встречу с “воителем американской демократии” Рейганом. Первый начал аудиенцию с президентом с обвинения в неадекватности мер, принятых администрацией США в ответ на введение военного положения в ПНР. Не очень заботясь о том, как это отразится на “голодающих” рабочих, Керкленд призвал Рейгана перекрыть все каналы получения зарубежных займов правительством ПНР и сосредоточиться на материальной поддержке “Солидарности”. “У нас есть контакты, чтобы делать это, и мы используем любые ресурсы, какие сможем, но любые ресурсы, которые могли бы быть предоставлены, будут полезными”, – сказал он. Рейган ответил, что взгляды Керкленда будут приняты во внимание, и они расстались.

С этого момента круг источников финансирования контрреволюционной деятельности в ПНР существенно расширился. Сколько средств налогоплательщиков США было брошено на эти цели, не знает никто, кроме посвященных в тайны подрывных операций ЦРУ. Определенный свет на эту закрытую тему пролил бывший сотрудник американских спецслужб Питер Швейцер в своей книге “Победа: Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря”. “Польша имела гораздо большую помощь, чем Чехословакия, – пишет он. – “Солидарность” получала более 500000 долларов в год из частных заокеанских источников в дополнение к помощи, оказываемой ЦРУ. Три сотни тысяч долларов поступало от организаций американских профсоюзов АФТ-КПП”.

Приведенные цифры внушительной поддержки “Солидарности” представляют собой, по мнению многих зарубежных авторов, всего лишь верхушку айсберга. Тот же Швейцер на страницах своей книги, кстати, вышедшей в Польше с подзаголовком “Тайны мировой истории восьмидесятых годов. ЦРУ и “Солидарность”, подчеркивает: “В критический период в кассу “Солидарности” поступало ежегодно 8 миллионов долларов”. Щедрая инвалютная подпитка борцов за “рабочее дело” позволила им не только с минимальными издержками пережить период военного положения и подполья, но и создать широко разветвленную структуру для доставки в Польшу всех видов техники и оборудования, необходимых для разрушения социализма.

“Фонды ЦРУ служили для закупок всего, начиная от полиграфической краски и кончая бензином”, – пишет Швейцер. Особое внимание рыцарями “плаща и кинжала” и боссами АФТ-КПП уделялось выпуску подпольной литературы. В условиях подполья в ПНР издавались тысячи журналов, брошюр и книг антисоциалистического содержания типа газеты “Солидарность” для армии ПНР, которая печаталась в подпольном издательстве CDN, созданном на деньги американского правительства. “Тайная помощь поддерживала тысячи подобных предприятий в Польше”, – свидетельствует Швейцер в своей “Победе”.

В этом контексте не приходится удивляться, что “Солидарность” подошла к всеобщим выборам 1990 года, которые обеспечили ей победу и вознесли на президентский Олимп “великого электрика” Валенсу, во всеоружии. Для обеспечения “честных и прозрачных выборов” профбоссы АФТ-КПП и предводители польской диаспоры вручили Брониславу Геремеку, будущему министру иностранных дел в правительстве Валенсы, во время его пребывания в США 100 тыс. долл. наличными на “электоральные” потребности “Солидарности”. При прохождении таможенного досмотра в варшавском аэропорту эти деньги были изъяты у Геремека, сфотографированы как доказательство иностранного вмешательства в избирательный процесс … и возвращены курьеру “Солидарности”.

Но даже если бы эти баксы были конфискованы в пользу государства, “солидарная” казна не очень пострадала бы из-за этой недоимки. Ибо к тому времени “Солидарность” получила только по каналам АФТ-КПП свыше 4 млн. долл. Это не было бы накладно и для Дома труда, расположенного на 16-й стрит в нескольких сотнях метров от Белого дома. Как пишет упомянутый биограф Керкленда, “с учреждением Национального фонда поддержки демократии в 1984 г. сумма денег, доступных АФТ-КПП на польские цели, выросла драматически”. Весомая добавка на расходы с той же целью была получена Домом труда накануне выборов в Польше, когда Конгресс США одобрил выделение спецассигнований АФТ-КПП в размере 1 млн. долл. для использования в интересах “Солидарности” в 1988 г. и в 1989 г.

Дальнейшие события в Польше развивались в соответствии со сценарием, который можно лучше всего описать с помощью известной русской пословицы: “Кто платит деньги, тот и заказывает музыку”. Или, как говорит современная рыночная молодежь, “Кто девушку обедает, тот ее и танцует”. С приходом к власти Валенсы, награжденного Нобелевской премией мира в 1983 г., и его “солидарного” окружения если что-то и изменилось в положении польского рабочего класса, то только к худшему. На его плечи взвалили и издержки “шоковой терапии” и подготовки страны к вступлению в ЕС и НАТО.

Однако достижение двух последних целей преемником “великого электрика ХХ века” нынешним президентом Польши Квасьневским не приблизило к обещанному “светлому будущему” ни польский пролетариат, ни страну, обремененную сегодня 46-миллиардным долларовым внешним долгом. С помощью такой долговой удавки западные займодавцы могут поставить на место не только “независимый” профсоюз, но и “независимую” страну.

Совершенно очевидно, что сегодня у трудового народа Польши нет оснований для радости по поводу 25-летия “Солидарности”. Прежде всего потому, что с обретением т.н. свободы пятая часть трудоспособного населения была выброшена в резервную армию труда, а те, кому удалось удержаться на плаву, отнюдь не получили тех благ, на которые рассчитывали тогда, когда в угоду дядюшке Сэму крушили не только свое собственное будущее, но и жизненные перспективы своих детей и внуков.

И тем, и другим еще долго придется оплачивать счета “Солидарности”. По крайней мере, до тех пор, пока не поймут разницу между “солидарностью” и “солидаризмом”. Первое понятие означает совместные действия международного рабочего класса в борьбе против капитализма, второе выражает суть одной из реакционных политико-правовых концепций империализма, которая утверждает, что движущей силой социального развития является не классовая борьба, а единодушие членов общества.

http://rkrp-rpk.ru/content/view/4575/1/

Автор: Редакция от 3-02-2015, 03:08

Рубрика: Идейная борьба

Администрация сайта www.klassprof.org не несет ответственности за содержание комментариев читателей. Вся ответственность за содержание комментариев возлагается на комментаторов.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.